«Спустя пятьдесят лет мы уйдём от абсурда, связанного с необходимостью выращивать целую курицу, чтобы съесть куриную грудку или крылышко. Мы будем выращивать эти части по отдельности в подходящей среде», – Уинстон Черчилль, 1932 год.

synthetic meat

Не хотите ли отведать выращенный в лаборатории гамбургер? Ну, пока беспокоиться об этом рано, если, конечно, в вашем подвале не располагается научная лаборатория, а $330 000 не прожигают дырку в вашем кармане. Но как говорят учёные, скоро такой гамбургер вполне может стать реальной строчкой в меню. То есть то, о чём говорили почти сто лет тому назад.

На протяжении всего ХХ столетия синтетическое мясо являлось конечной целью учёных из пищевой отрасли. Если бы нам удалось производить мясо в лабораторной пробирке, мы решили бы одну из самых сложных проблем сельского хозяйства – как накормить мясом постоянно увеличивающееся население планеты, не испортив при этом окружающую среду.

По словам учёных, производство мяса требует невероятных затрат энергии, и история его потребления во многих западных странах тесно связана с идеями изобилия, богатства и успеха. Поэтому любые звучавшие в ХХ веке предложения о том, что американцам надо просто поменьше есть мяса (да, таких предложений было немало), считались не прагматичной идеей, а прямой атакой на то, что значит быть американцем.

В своей вышедшей в 1930 году книге о 2030 годе граф Биркенхед предсказал, что лабораторное мясо из пробирки – это дело будущего. Зачем выращивать целое животное, а потом забивать его, если нам нужны лишь отдельные его части? Похоже, что наука исправит столь расточительное поведение:

больше не будет необходимости заниматься таким сумасбродством как выращивание целого бычка, чтобы съесть из него стейк. Из одного специально подобранного «родительского» стейка можно будет вырастить такой большой и сочный стейк, какой вам только захочется…

Спустя двадцать лет – в 1953 году – в своей книге «The Road to Abundance» (Путь к изобилию) Джейкоб Розин (Jacob Rosin) и Макс Истман (Max Eastman) изложили своё видение синтетического производства всего чего угодно. Розин и Истман утверждали, что пора сорвать «покров святости» с так называемых естественных или природных продуктов. Пора отдать дань уважения и искусственной еде. Авторы утверждали, что общество должно увидеть в «натуральных продуктах» то, чем они являются на самом деле: «плохо подобранным сочетанием химических веществ, содержащих в большом количестве трудно перевариваемые материалы, а также определённую долю веществ, наносящих вред нашему здоровью».

Но что характерно, эти футуристы из середины столетия не проявляли особого оптимизма по поводу искусственного мяса. На самом деле, в отличие от других продуктов, искусственное мясо, на их взгляд, было едва ли не утопией. В оптимистичные 1950-е это слово звучало не столь резко и грубо, но в нём всё равно таилось некое пренебрежение.

Даже при всей той финансовой и технической поддержке, которую может оказать химическое сообщество, синтез белков для замены мяса в крупных промышленных масштабах остаётся утопической идеей, по крайней мере, для нынешнего поколения. Конечно, вполне возможно, что когда-нибудь эта «утопия» превратится в реальность. Мы должны помнить о том, что для Колумба самолёты, радио и телевидение тоже были бы утопией.

14 ноября 1965 года вышел воскресный комикс Ателстана Спилхауса (Athelstan Spilhaus) «Наш новый век», в котором синтетическая еда тоже была названа надеждой будущего. Поскольку численность населения в мире росла взрывными темпами, это казалось единственным решением проблемы, пусть даже автор рисунков решил немного посмеяться над этой идеей. В этом комиксе-предсказании 1965 года фигурируют такие вещи как «нефтепицца», «псевдобекон» и «фальшспагетти», нарисованные Джином Фосеттом (Gene Fawcette). Но Спилхаус утверждал, что это самый логичный ответ на общемировую проблему голода, которая со временем будет только усиливаться.

Синтетическая еда может стать ответом на нынешний мировой кризис продовольствия, поскольку современное сельское хозяйство в испытывающих дефицит еды странах развивается слишком медленно и не в состоянии догнать рост численности населения. Сегодня из искусственных материалов можно делать уже почти любые непродовольственные продукты, такие как краски, пластмассу, лекарства, мыло, резину и ткани.

Синтетическая еда может и не уступать натуральной по вкусу и текстуре — ведь мы уже используем миллионы килограммов синтетических вкусовых ароматизаторов, витаминов и аминокислот.

Конечно, сегодня наше «синтетическое мясо» обычно изготавливается из растений. Холодильные камеры супермаркетов до краёв наполнены самыми разнообразными белками из овощей, которые покупают вегетарианцы, веганы и те, кто просто хочет уменьшить потребление мяса.

То, что это было надеждой на будущее, можно понять из комикса Артура Радебо (Arthur Radebough) под названием «Ближе, чем мы думаем», который вышел 28 сентября 1958 года. Там говорилось о «жировых растениях и мясных корнеплодах», которые люди станут выращивать в будущем, чтобы меньше земли использовалось под пастбища для скота.

Мясо, выращиваемое в лабораторных условиях, уже окрестили «франкенбургерами», а в прошлом году процесс сокращения отходов в мясном производстве высмеяли участники кампании против «розовой слизи». Конечно, выращенное в лаборатории мясо кажется каким-то «неправильным» на самом базовом уровне. Но разве правильно расчленять животное ради поедания его плоти? Поскольку сегодня вилок в мире слишком много, а говядины слишком мало, вопросы этики отходят на второй план в погоне за повышением эффективности производства.

Вы знаете, как называется непереработанная говядина? Корова.

Источник: Paleofuture.gizmodo.com.