История успеха: из Москвы в Кремниевую долину

02.04.2013 Время 11:43



Andrei Doronichev«Google уникален даже не своими продуктами. Это удивительная тусовка. Ты оказываешься в самом главном закрытом клубе, который ты только можешь себе представить. Людям со всего мира, которые хотели делать что-то значительное и доброе, нужно было собраться одной компанией. В ту секунду, как здесь забудут главные слова «не делай зла», Google перестанет существовать. А пока мы все вместе выдумываем какие-то добрые штуки, чтобы все человечество ими наслаждалось», – Андрей Дороничев о своем путешествии из Москвы в Кремниевую Долину.

В Сан-Франциско мы с семьей перебрались только в декабре 2012 года. До этого я три года прожил в Лондоне, еще год – в Дублине и год – в Праге. Самое сложное – понять, зачем ты это делаешь. У многих людей есть правильное ощущение, что нужно двинуться, и абсолютно неправильное понимание, зачем. «Надо валить из Рашки» – а зачем? Эти слова меня невероятно злят. Я никогда не уезжал от чего-то или почему-то, а к чему-то и зачем-то. Как только ты понял свою мотивацию, все становится много проще. Вторая вещь – не сдаться. А тяжело будет точно.

В какой-то момент мною было принято фундаментальное решение уехать из Москвы, чтобы посмотреть, как там все устроено в большом мире за пределами Садового кольца. В отличие от большинства я не притормозил в районе МКАД. Еще во времена, когда я работал в Москве в компании «Комбеллга», одном из первых интернет-повайдеров в России, я впервые словил ощущение, когда ты находишься на передовой техиндустрии. В этот момент все происходит очень быстро, с участием большого количества людей. Ты чувствуешь себя Колумбом – вы все вместе куда-то плывете, не знаете, куда, но там, скорее всего, будет круто. Желание прикоснуться к космосу очень сильно повлияло на меня, и появилась потребность испытывать это чувство. Потом я успел стартануть компанию Tapok.ru – магазин приложений для мобильного телефона, который постепенно расширился на все возможные виды контента. Мне и моим партнерам было по 22-23 года, бизнес быстро монетизировался. Несмотря на то, что мы все время пытались реализовывать какие-то инновационные идеи, внутри не было ощущения, что ты строишь что-то значительное, великое. Tapok.ru не был предпринимательской затеей, это был просто бизнес. В чем я вижу разницу? Во многих ситуациях предприниматель должен быть хорошим бизнесменом, и желательно, чтобы наоборот тоже. Но эти два понятия описывают совершенно разное целеполагание. Предпринимателю хочется изменить, переломить, создать новую ценность для мира – это его основная мотивация. Бизнесмен строит бизнес: логистику, цепи, структуру. Я не пытаюсь умалить заслуг бизнесмена, но его мотивация – заработать как можно больше денег.

Окончательное решение уехать совпало с моментом, когда Стив Джобс вышел на сцену и презентовал свой iPod. Я был глубоко тронут презентацией. С этого дня изменился целый мир, лицо индустрии. Когда я увидел Джобса, я понял, что тоже хочу делать классные штуковины. Стали важны цифры – миллионы, миллиарды людей, которые когда-то прикоснутся к тому, что ты создал. И для меня такая мотивация – самое главное вознаграждение.

Из Москвы в Прагу

Дальше все было очень просто. Я четко сформулировал свою цель: «Хочу сделать свой iPod». Та среда, в которой я на тот момент существовал, фундаментально считала людей с такой мотивацией изгоями. При этом мне крайне важно не быть этим изгоем, я очень боюсь быть неуспешным человеком. Если я хочу побороть внутренне недовольство текущим положением дел, нужно сделать большой и сильно некомфортный шаг. Где твое путешествие? Где твоя Джомолунгма?

Я продал свою долю в бизнесе. Мы уезжали в Прагу на машине, когда моей дочке было три недели. Дальше был долгий год, в течение которого мало по малу пришло осознание, что, чтобы сделать что-то значительное, мне нужно пойти и научиться этому. Из всех компаний, которые я рассматривал, мне понравились Oracle и Google, потом я почитал про одну и про другую и понял, что ДНК Google совпадает с моим.

Who is product manager?

Я нашел позицию product manager в Google и обнаружил, что в описании позиции собраны все мои разрозненные мысли о том, чем бы я хотел заниматься. Кстати, в России вообще нет понятия и школы продакт-менеджмента. Если подумать об истории индустриализации в России, понятно, что мы впереди планеты всей в технологиях, которые чаще всего не становятся продуктом. Инженеры что-то делают, а менеджеры ими управляют и зарабатывают. А кто из них думает о costumer value? Кто пытается сделать что-то такое же классное, как iPhone? У нас найдется немало умельцев, которые топором вырубят touch screen хоть из березы, и немало людей, которые способны построить бизнес, куда хитрее того-то же AppStore и заработать все деньги мира. А тех, кто способны создавать удивительные устройства, которые умилят и двухлетнего ребенка, и 80-летнего дедулю, в России нет.

Как попасть в Google?

То, что меня взяли в Google – нонсенс. С тех пор, как я сам проинтервьюировал 200, 300 других соискателей на подобную позицию и знаю, как сложно на нее попасть, я до сих пор удивляюсь, почему меня взяли. Fucking joke. Я не был отполирован и отесан. У меня в CV не фигурировал Стэнфорд. Видимо, их убедила моя бешенная внутренняя мотивация и страсть. С тех пор в Google я все время занимаю позицию product manager of … something. Сначала product manager of Google help, затем – product manager of YouTube mobile.

Свой первый год с Google я провел в Дублине. В какой-то момент компания начала формировать в Лондоне мобильный hub – концентрировать все больше и больше мобильных инженеров и мобильных продуктов в столице UK. Понимание, что это мое, двинуло меня в Лондон. Хьюго Барра тогда занимавший позицию, которую сейчас занимаю я, senior group manager, формировал команду. После второго интервью с Виком Гундотрой в конце 2009 года я присоединился к команде YouTube mobile.

YouTube mobile – небольшой гаражный кооператив

На тот момент история с YouTube mobile всем казалась большой глупостью – кто будет смотреть видео в мобильном телефоне? Тогда YouTube и правда был маленькой компанией, нашим небольшим гаражным кооперативом. Product manager – центровая позиция в Google, потому что ты – маленький CEO стартапа внутри Google. Я был product manager of YouTube mobile. В Лондоне меня вновь пронзило ощущение, что я нахожусь на самой границе индустрии. Может быть, я не второй пилот на этом самолете, и не боцман на этом корабле, но я точно нахожусь на этом корабле, я – часть этого путешествия и определяю курс. Наша ставка оказалась очень правильной: мы наблюдали взрывной рост просмотров YouTube на мобильных телефонах: 100 млн. просмотров, 1 млрд. просмотров в день – огромные цифры. Я стал причастен к зарождению индустрии. Как ни крути – я приложил руку к тому, чтобы дать каждому человеку на земле такой невероятный факел правды – видео с мобильного телефона. Теперь любая школьница из Иркутска может что-то сказать миллиарду человек. YouTube – это мощнейшее орудие правды. Все эти удивительные вещи я бы точно упустил, если бы остался в России.

YouTube для iOS

Моим «собственным айподом» стал YouTube для iOS. Это был невероятный сдвиг для всей индустрии. У нас были основания настоять на том, чтобы отказаться от предустановки YouTube а в iPhone, хотя он был в нем, начиная с самого первого устройства. Потом состоялся самый большой лонч приложения в истории AppStore (хотя, конечно, это мое личное убеждение). Эта штуковина находится в руках нескольких сотен миллионов человек. Они трогают кнопки, над которыми я спорил со своими инженерами и дизайнерами днями и часами. Моя позиция горизонтально не изменилась – head of mobile for YouTube, вертикально все сильно изменилось – это огромный бизнес и огромная часть YouTube. Сегодня 20% бизнеса – это телефоны, и их доля очевидно растет. То, что я начинал как маленькую примочку, и становится YouTube.

Долина

Работая в этой индустрии, ты понимаешь, что рано или поздно Долина – это то, где ты должен быть. Еще живя в Лондоне, я начал проводить в US треть года. Я летал туда-сюда, в 2012 году были совсем идиотские ситуации, когда меня начали узнавать стюардессы. Стало очевидно, что снова пора переезжать. Пришлось какое-то время себя поуговаривать, но в душе я знал давно, что это случится. Сан-Франциско – это совсем ultimate geek-сити. Ты видишь этих tech-people в каждом кафе. Все вокруг такие же, как ты. Сан-Франциско удивительный город в этом плане. Wild West. Тот самый город, когда путешествие в Новый Свет уже не кажется серьезным предприятием, и Wild West становится приютом для самых отчаянных путешественников. Дальше только Космос. Следующий такой город точно будет уже где-то на Луне.

Люди в Google

В Google работают самые лучшие люди. За время работы я встречал людей, которые переплывали Ла Манш, на Эверест, кажется, вскарабкивался каждый второй. Есть Олимпийские чемпионы. Не знаю, легенда это или нет, но, говорят, когда Лари с Сергеем купили самолет, и им нужно было его куда-то отогнать, вызвался какой-то человек из инжиниринга, который сказал им: «Ребята, я вообще-то пилот, летал на истребителях, без проблем перегоним».

Здесь все за пределами слова «демократично» – по законам иерархической компании у меня должны были бы быть секретарша и водитель, и звали бы меня по имени и отчеству. В консалтинг-индустрии она существует, а тут такого быть не может. Ты можешь пойти к любому человеку, в твоем мессенджере он выглядит так же, как и любой другой. Для компании таких размеров сохранить высочайший уровень демократии – удивительное достижение. В Google атмосфера, как на серферском споте – справа от тебя сидит какой-нибудь владелец банка, слева – непонятный студент, и выглядят они одинаково. В такой реальности имеет значение только то, сумел ли ты выполнить мегалуп, или нет.

Об авторе: Андрей Дороничев — PM YouTube mobile.

Источник: Firrma.ru


Комментарии