Беспощадная иммунизация: полиовакцины

01.04.2013 Время 15:37



vaccine-baby Telegram публикует главу «Полиовакцины» из книги Александра Котка «Беспощадная иммунизация».

 

Известно, что первое испытание вакцины против полиомиелита относится к 1934 или 1935 году. В то время имелись две экспериментальные вакцины — Колмера (инактивация вируса производилась 1%-ым рицинолеатом натрия) и Броди-Парка (0,1%-ым формалином). Вакцины готовились из спинного мозга обезьян, искусственно заражённых вирусом полиомиелита.

В своей книге профессор Вильсон пишет: «Большое количество людей, в основном дети до 15 лет, получили три дозы этой вакцины подкожно. Сообщения были получены о 10 725 реципиентах. У 10 из них развился полиомиелит после первой или второй дозы»[713].

Броди и Парк изменили технику инактивации, и, казалось, теперь надёжность вакцины гарантирована. Однако эксперимент закончился трагедией. При новом испытании вакцину получили свыше 9 тысяч человек; известно, что среди них было много детей и медсестёр. В итоге 12 детей заболели полиомиелитом в течение 6-14 дней после первой или второй прививки, причём пятеро скончались, а трое остались с тяжёлыми параличами. После этого все испытывавшиеся тогда вакцины против полиомиелита были запрещены. Сообщив об этом происшествии в «Журнале Американской медицинской ассоциации», директор Службы общественного здравоохранения США Дж. Лик, контролировавший эти эксперименты, добавил, что «многие врачи сочтут нежелательным дальнейшее использование полиовирусов для прививок людям в настоящее время»[714].

С ним был вполне согласен и «Британский медицинский журнал», заявивший, что «это несчастье на значительное время отсрочит будущие усилия такого рода. То, что они вообще были предприняты, можно объяснить лишь энтузиазмом заокеанской публики по отношению к методам специфической профилактики», и «надо будет обладать недюжинной смелостью, чтобы снова взяться за эту проблему в клиническом ее аспекте»[715].

Вакцина Джонаса Солка

В последнем своём предположении, впрочем, «Британский медицинский журнал» ошибался. От доктора Джонаса Солка (1914-1995) не потребовалось никакой особой смелости. Его вакцина, также ставшая причиной огромного количества несчастий, принесла ее автору лишь почести и лавры.

Однако до него была предпринята ещё одна попытка профилактики полиомиелита, на этот раз с помощью гамма-глобулина.

Доктор Беддоу Бейли описал в своей книге «История вакцины Солка», как гамма-глобулин, который в экспериментах на обезьянах в 1949 году показал якобы великолепный защитный эффект, оказался совершенно бесполезным при попытке использовать его для защиты людей в США и Канаде в начале 1950-х годов[716].

В новой вакцине Солка для инактивации вирусов также использовался формалин, однако теперь вирусы выращивались на почках обезян макак-резус, а сама вакцина содержала все три выделенных Солком типа вируса. Обезьян тысячами ловили в индийском штате Уттар-Прадеш и на самолетах отправляли в США и Канаду, где под анестезией хирурги удаляли им почки (после этого обезьяны умерщвлялись эфиром)[717].

Культуры почечных клеток заражались отдельными типами вируса полиомиелита; после инактивации формалином готовилась вакцина, которую сначала испытывали на животных. Полевые испытания вакцины начались в 1954 году. Деньги на исследования собирались добровольцами Национального фонда детского паралича в рамках кампании «Марш десятицентовиков» (March of Dimes).

Привито было около 2 миллионов детей в 44 штатах, однако оценка эффективности, согласно утверждению журнала Life, была сделана на основании данных, полученных всего из 11 штатов. Там были привиты 200 745 детей, а 201 229 получили уколы плацебо с окрашенной неизвестным красителем водой. Среди привитых подтвержденный лабораторно полиомиелит развился у 10, а среди получивших уколы плацебо — у 68. На этом основании был сделан вывод, что эффективность вакцины может быть выше 80%. Почему была исключена статистика 33 штатов и что это был за таинственный краситель, после уколов которым заболевших детей оказалось почти в 7 раз больше, чем после прививки, так и осталось покрытым тайной[718].

12 апреля 1955 года, выступая с двухчасовым докладом перед пятьюстами врачами Службы общественного здравоохранения в университете Энн Эрбор (Мичиган), доктор Томас Френсис-младший, директор Центра полиомиелитных вакцин этого же университета, заявил, что вакцина показала свою безопасность и эффективность[719].

Специалисты почти сразу же выразили большие сомнения в том, что полученные данные заслуживают доверия. Прежде всего в отчёте Френсиса отсутствовало сравнение равноценных возрастных групп. Привитые учились во втором классе, дети из контрольной группы были старше или младше. Говоря о защищенности вакциной, Френсис под вакцинированными понимал лишь тех, кто получил две дозы вакцины. Это означало, что, если ребенок заболевал полиомиелитом после первой прививки, он считался… непривитым и соответственно учитывался статистикой экспериментаторов как заболевший полиомиелитом непривитый.

Позднее выяснилось, что таким образом были исключены из статистики 90 человек. В докладе отмечалась эффективность, варьирующая от 81 до 94% при бульбоспинальной форме болезни и от 39 до 60% при спинальной паралитической форме, а что касается непаралитической формы болезни, самой распространенной, то и со всеми статистическими трюками никакой разницы между группой привитых и контрольной группой обнаружено не было. Учитывая, что больной даже самой мягкой формой полиомиелита может стать разносчиком инфекции, оснований для хвастливых заявлений Солка в раздававшихся им направо и налево интервью, о том, что его вакцина скоро покончит с полиомиелитом, было немного.

Однако раздутая до небес истерика из-за полиомиелита и огромные ожидания публики заглушили немногочисленные возражения специалистов. Всего через несколько часов после выступления доктора Френсиса-младшего были выданы правительственные лицензии на производство вакцины, и пять компаний — «Парк Дэвис» (Детройт), «Каттер» (Беркли, Калифорния), «Виет» (Филадельфия), «ЭлиЛилли» и «Питман Мор» (обе располагаются Индианаполисе) приступили к делу. Словно танки, прямо с конвейера отправляющиеся на фронт, вакцины прямо из цехов отправлялась для срочного спасения детей от полиомиелита. Всего за несколько недель было привито свыше 5 миллионов человек.

Гром грянул 26 апреля, когда появилось первое сообщение о шести детях, заболевших полиомиелитом после прививок. Все они были привиты вакциной фирмы «Каттер». Вакцина была немедленно отозвана, но было уже поздно. Заболевания продолжали регистрироваться, и несколько случаев пришлись и на долю компании «Виет». 12 мая прививки против полиомиелита были временно прекращены. Дальнейшее разбирательство установило, что всего с вакцинами было связано 260 случаев полиомиелита: 94 — у привитых (59 — в паралитической форме), 126 случаев в семьях привитых (101 — в паралитической форме) и 40 случаев пришлись на контакты в окружении (32 — в паралитической форме).

В ряде случаев переносчиками инфекции становились родители, ухаживавшие за своими заболевшими детьми, заразившись от них и не заболевая сами, они заражали других. Умерло 10 человек (5 привитых и 5 контактировавших с привитыми), некоторые остались с тяжелыми параличами. Вина была возложена на две серии из восьми, произведенных «Каттер». Из-за ошибок в процессе инактивации вируса вирус оставался «недоубитым», и прививаемые получали прививки с живыми, заботливо выращенными вирусами полиомиелита всех трёх типов[720].

Из 60 исков, поданных против «Каттер», 54 на общую сумму свыше 3 миллионов долларов были удовлетворены. Обращало на себя внимание непропорционально большое число заболевших среди контактировавших, что было нехарактерно для «природного» полиомиелита.

Журналист Джеймс Сполдинг написал в Milwaukee Journal 15 мая 1955 года: «Национальный институт детского паралича и Служба общественного здравоохранения США использовали в истории с полиовакциной политику скрытности и обмана. В результате этого американские врачи были лишены возможности познакомиться с крайне важной информацией о проблемах, связанных с тестированием и производством вакцины Солка… Если бы врачи получили доступ к такой информации, то их мнение могло бы заставить эти организации предпринять меры, способные предотвратить случаи заражения детей полиомиелитом через вакцины. Поэтому умолчания и ложь начались еще до полевых испытаний вакцины…

Американской медицинской ассоциации не было сказано о том, что совещательный комитет Службы общественного здравоохранения США почти целиком состоит из людей, получающихденьги от Национального Фонда детского паралича, и именно они подгоняли введение в практику вакцины Солка даже после того, как было показано, что она опасна… Когда в мае представители организаций здравоохранения собрались в Атланте, они рассчитывали услышать о проблемах, связанных с вакциной Солка. Вместо этого выступивший учёный из Службы общественного здравоохранения заявил, что ему не разрешено говорить о том, что произошло, так как это может подвергнуть опасности инвестиции фармацевтических компаний в разработку вакцин»[721].

Здоровье детей, в трогательной заботе о которых традиционно разворачиваются шумные кампании по производству и сбыту вакцин, на поверку оказывается куда менее важным, чем инвестиции фармацевтических компаний! В июне 1955 года главный хирург США докторр Шил заявил перед собравшимися специалистами, что «вакцина Солка сложна для производства и безопасность ни одной ее партии не была доказана перед тем, как ею стали прививать детей»[722].

После двухнедельного перерыва прививки были возобновлены — публике объяснили, что речь шла о досадной случайности. Результаты, впрочем, вновь оказались удручающими. К осени 1955 года полный провал «спасительной» прививочной кампании стал очевиден.

На волне солковских прививок заболеваемость полиомиелитом во многих штатах не только не снизилась, но, наоборот, увеличилась. Массачусетс к 30 августа 1955 года имел 2 027 заболевших против 273 за тот же период 1954 года.

В некоторых других штатах соотношение к августу-сентябрю 1955 года выглядело следующим образом: Вермонт — 55-15, Висконсин — 1655-326, Коннектикут — 276-144, Мэн — 74-43, Мэриленд — 189-134, Нью-Гемпшир — 129-38, Нью-Йорк — 764-469, Род-Айленд — 122-22.

В некоторых штатах прививки были прекращены уже летом. Доктор Питерсон, директор Службы общественного здравоохранения Айдахо, прекратил своим приказом прививки 1 июля 1955 года, заявив, что он возлагает всю ответственность за вспышку полиомиелита, убившую семерых и отправившую в госпиталь 79, на вакцину Солка и ее производителей.

К сентябрю в штате было зарегистрировано 190 случаев заболевания, в то время как за тот же период в 1954 году их было 132. В Юте прививки были запрещены 12 июля.

Даже в тех штатах, где было зарегистрировано снижение заболеваемости, оно было столь незначительным, что его можно было отнести за счет чего угодно: Нью-Джерси — 295-298, Нью-Орлеан — 22-25, Чикаго — 235-281, Южная Каролина — 210-224[723].

Читатель, вероятно, удивится, узнав, что при таких несомненных «успехах» вакцины Солка заболеваемость полиомиелитом в США тем не менее, согласно статистическим отчетам, снизилась. Однако здесь всё просто. Ещё до того, как вакцина Солка появилась на прививочном рынке США, её успех был обеспечен простым изменением диагностических критериев. До 1954 года было достаточно симптомов паралича, дважды обнаруженных при исследовании больного и продолжающихся в течение 24 часов, чтобы пациент получил диагноз полиомиелита. Не требовалось никаких лабораторных анализов или проверки, что же произойдет с пациентом позднее. Однако когда во время полевых испытаний вакцины Солка выяснилось, что полиомиелит может возникнуть спустя долгое время после сделанной прививки, то решено было изменить критерии диагноза. Теперь требовалось, чтобы паралич возникал через 10-20 дней после начала болезни и должен был оставаться ещё как минимум 40-50 дней. Таким образом, полиомиелитом стало фактически новое заболевание: паралитический полиомиелит с продолжительным параличом. А поскольку обычно паралитический период длится не дольше нескольких дней, то при таких диагностических критериях ясно, что даже дистиллированная вода могла бы стать великолепной эффективной вакциной. Кроме того, было сделано еще одно важное изменение: начиная с 1955 года диагноз полиомиелита следовало подтверждать лабораторными анализами. После того как было принято такое решение, выяснилось, что огромное количество случаев, считавшихся ранее несомненным полиомиелитом, были инфекциями, вызванными вирусами из группы Коксаки или эховирусами[724], вызывающими неотличимый от полиомиелитного симптомокомплекс, но теперь именующийся асептическим менингитом.

В Канаде с 1924 по 1951 года все случаи полиомиелита — в любой его форме — шли в статистических отчётах под общим заголовком «полиомиелит». Однако в 1952 году было решено, что полиомиелитом должны считаться только паралитические формы этой болезни. На вопрос, что же делать с преобладающими непаралитическими формами полиомиелита, был получен ответ в 1959 году: все непаралитические случаи превратились в вирусный (асептический) менингит. А поскольку массовые прививки против полиомиелита, как раз, пришлись на эти диагностические новшества, то им и приписали уменьшение заболеваемости полиомиелитом, которое, естественно, было прямым следствием изменения в классификации болезней. В 1959 году, когда впервые непаралитический полиомиелит превратился в вирусный менингит, было зарегистрировано десятикратное увеличение заболеваемости этим менингитом. В следующие годы количество случаев полиомиелита резко уменьшилось, но число случаев «вирусного менингита» продолжило исчисляться сотнями, с пиками каждые 3-5 лет. Полиомиелита стало меньше, вирусного менингита — больше. Общее число острых вялых параличей, при этом, оставалось практически неизменным, так как перемена мест слагаемых сумму, разумеется, не изменила.

Например, «в Шотландии, при обследовании материалов, собранных в 1959 года, когда наблюдалось 96 случаев асептического менингита и только 10 паралитических случаев, не выделено ни одного штамма полиовируса»[725]. Понятно, что будь дело четырьмя-пятью годами ранее, и все 96 пострадавших были бы объявлены больными полиомиелитом, а пресса и радио кричали бы, что отсутствие прививки против этой болезни — преступление против человечества.

Итак, тщательные исследования острых вялых параличей (ОВП), которые до появления требования обязательной лабораторной диагностики считались несомненным указанием на полиомиелит, обнаруживают, что полиомиелит отнюдь не является ведущей причиной. Например, при изучении 19 заболевших ОВП в Доминиканской республике в период с июля по ноябрь 2000 г. выяснилось, что полиомиелитом были больны лишь шестеро[726].

Интересно здесь то, что в течение четырёх лет, предшествовавших 2000 году, ОВП регистрировались в Доминиканской республике постоянно, с частотой от 4 до 24 случаев в год. ВОЗ проверяла все эти случаи… и ни разу не обнаружила полиомиелит. Две крупные вспышки ОВП последовали за Национальными днями иммунизации против полиомиелита в Бахрейне в 1995-1996 годах.

Во время первой из них пострадали 286 детей, во время второй — 169 (почти все были в возрасте до 12 лет). И снова: будь это в начале 1950-х годов, и все заболевшие получили бы несомненный диагноз полиомиелита. Однако ВОЗ установила, что всему виной почти в половине случаев (44% исследованных образцов во время первой вспышки и 45,5% во время второй) эховирусы, а в остальных случаях причину установить не удалось. Таким образом, пострадавших от полиомиелита не было вообще[727].

По данным, опубликованным на сайте Федерального центра Госсанэпиднадзора РФ, в последние годы в РФ регистрируется ежегодно от 350 до 500 случаев ОВП у детей. Вряд ли могут быть сомнения, что значительная часть из них вызывается разнообразными прививками, в первую очередь оральной полиовакциной (ОПВ) и АКДС. Отмечу здесь же, что картина ОВП может вызываться не только энтеровирусами (т.е. полиовирусами, Коксаки-вирусами и эховирусами), но, вероятно, и вирусами, относящимися к совершенно другим группам. Так, описан случай, когда типичная картина полиомиелита была зарегистрирована у инфицированного вирусом Эпштейна-Барра, вызывающим инфекционный мононуклеоз[728].

Понятно, что возникает вполне логичный вопрос: а были ли эпидемии полиомиелита, вызвавшие общественную панику и подтолкнувшие на рынок полиовакцины, действительно эпидемиями полиомиелита или же речь шла о каких-то иных заболеваниях? Ведь диагноз ставился практически исключительно по картине ОВП! Введение новых диагностических критериев сделало невозможным объективное сравнение заболеваемости до и после начала прививок.

Однако трагедия полиовакцин оказалась намного страшнее нескольких сот случаев смертей и параличей…

 

Источиник: глава «Полиовакцины» из книги «Беспощадная иммунизация», автор Александр Коток.


Комментарии