Жителей Балтии заражают нановирусами, которые распыляют с самолётов

24.04.2013 Время 14:18



juri lirДо некоторых пор на такое явление, как химиотрассы или химтрейлы – необычайно густые и долго не рассеивающиеся в небе следы от самолетов, многие не обращали внимания. Но в последнее время прибалтийские и российские исследователи, вслед за коллегами из США и Англии, бьют тревогу: под химиотрассами на земле, траве и листьях находили окислы бария и алюминия, подавляющие нервную систему человека, а также образцы микроорганизмов и вирусов неприродного происхождения.

Осенью 2010 года в Эстонии проходила «неформальная встреча» учёных из Прибалтики и России, исследующих такое явление, как химиотрассы, а также занимающихся вопросами здоровья. Приехали представители и конвенциональной официальной медицины, и «нетрадиционной». А «неформально» участвовали даже специалисты Московского института эпидемиологии и микробиологии имени Н.Ф. Гамалеи, где занимаются среди прочего созданием искусственных нановирусов и работают над секретными военными программами…

Целью встречи было не просто обсудить проблему химиотрасс, которые народ всё чаще видит в небе над разными регионами планеты, но и решить: как жить дальше? Поскольку это касается всех. Ведь от искусственных вирусов, которые распыляют с самолетов, не защищают даже противогазы…

От Латвии во встрече в Эстонии участвовал учёный–эниолог, руководитель общественной организации ENIO-Eksperts Юрий Лир, выступающий на темы, связанные со здоровьем (например, о вирусах гриппа).

Telegram публикует его выступление:

– Оппоненты воскликнут: опять высунулись апологеты теории всемирного заговора, никаких химиотрасс не существует, есть лишь обычный след от самолета в небе! Следы от ОБЫЧНЫХ самолетов, конечно, тоже есть в небе, но не ТАКИЕ. Эти следы остаются от самолетов, которые движутся одним и тем же курсом, на одной высоте и при небольшом удалении друг от друга. Когда в небе пара-тройка самолетов, идущих одним курсом и эшелоном, ещё куда ни шло, но когда их… четыре – уже чересчур! Совсем недавно это многие видели в небе над Таллином.

У меня всё же первое высшее образование – авиационное. Я оканчивал РКИИГА (Рижский Краснознамённый институт инженеров гражданской авиации) – полувоенный, кстати, институт. А когда доучился до 5-го курса, нашу группу признали лучшей по военной подготовке: из нас готовили полноценных специалистов. В РКИИГА обучали и специалистов в области авиационной разведки – почти всех её видов. Поэтому, если я смотрю в небо, то глазом профессионала: могу отличить инверсионный след от химиотрассы.

И я не знаю ни одного инверсионного следа, после которого на земле находили бы так называемые «волосы ангела» – искусственные образования, имеющие тонковолокнистую форму. А результаты, полученные в российских лабораториях, где проверяли «волосы», повергли учёных в шок!

Для подтверждения результатов образцы перенаправили также в Московский институт эпидемиологии и микробиологии, где ученые быстро отреагировали: да, мы тоже занимаемся созданием нановирусов, но ЭТО – не наше. И точка. Другая информация была закрыта, а когда эстонские учёные попытались копнуть чуть глубже, им ясно дали понять: сидите и не высовывайтесь!

Так вот, одна из функций этой новой разновидности нановирусов: проникновение и фиксирование в участках центральной и вегетативной нервной системы, а потом – ожидание импульса.

Сами соединения бария и алюминия приводят к понижению эффективности работы всей нервной системы. Это, например, выражается во всех видах депрессии. Люди, которые наиболее подвержены депрессиям, чувствуют влияние первыми, остальные – постепенно. Нановирусы переводят нервную систему в «режим ожидания» того самого импульса. Человека могут заразить вирусом, а потом его здоровьем можно управлять на расстоянии. Грубо говоря, кто–то нажимает на кнопочку — и человек буквально «на части разваливается», потом на вторую – и он восстанавливается полностью, нет ни малейших признаков заболевания…

Когда нажмут «красную кнопку»?

– Импульс легко передать с пролетающего самолета, со спутника на ближней орбите. Впрочем, кнопку в устройстве может нажать и человек, который проезжает на поезде через определенную территорию, – продолжает Юрий Лир. – И импульс сразу же запускает всю систему, которая уже встроена в организмы людей, попавших под обработку. Это я так просто рассказал, но реально всё очень сложно. Например, разрабатываются новые структуры для борьбы с уже выявленными структурами, нановирусами потенциального противника – как ракеты и антиракеты…

Химиотрассы видели буквально по всей планете. Но в последнее время их наибольшая концентрация была, помимо отдельных регионов США и России, над северо-востоком Эстонии, над северо-востоком и востоком Латвии, над северо-западом Литвы: это наблюдают уже с июля. Словом, накоплена единая база данных, которая сведена в отдельные файлы.

И случайно ли, что больше всего химиотрасс видели над Эстонией и Латвией в какие–то ключевые «нервные периоды» – к примеру, незадолго до выборов в парламент нашей республики?

Далее – о здоровье людей. В последнее время, как в Эстонии, так и в Латвии безумный всплеск симптомов ОРЗ. И наши официальные инфектологи вынуждены признать, что в организмах людей вдруг активизировалось сразу по два вируса – парагрипп и аденовирус. В нормальных условиях этого просто быть не может!

Дело в том, что среди вирусов есть определённая иерархия. Если включается один, и он, грубо говоря, является более мощным, то подавляет остальное. То есть пока он работает, выделяет токсины, функционирует и размножается, другие формы такого типа патогенной микрофлоры «сидят и молчат». Это в радиотехнике называется принципом суперпозиции. Если проще: кто громче крикнет – тот и прав…

Если всё состоит из вибраций, начиная с атома, тогда прав оказывается тот, у кого бОльшая частота и амплитуда. В этом отношении вся вирусология разбивается на спектры. Если включился один вирус, то он дает определённую группу симптомов. У пациента не должна наблюдаться одновременно с этим другая группа симптомов. Но она-таки наблюдалась у пациентов в Прибалтике!

Так что же делать? Как противостоять угрозе? И прибалтийские, и российские учёные признали, что для лечения людей, пострадавших от воздействия химиотрасс, можно применять методику сверхнизких гомеопатических потенций – самой слабой концентрации. И лечение может быть только на уровне биорезонанса. Поскольку и мы, и всё вокруг является, по сути, вибрациями тех или иных энергий структурированных информацией, то, если применять методику биорезонанса, встроенные в нашу нервную систему наночастицы дезактивируются, а потом организм сам от них очистится.

Такие приборы есть и в Латвии, и в Эстонии, но их немного, а помощь необходима тысячам людей. Поэтому на встрече в Эстонии приняли решение: помогать пациентам исключительно бесплатно, а иначе — нечестно будет… Берегите себя!

Источник: Ves.lv.

 


Комментарии